г. Москва,
м. Серпуховская,
3-ий Павловский пер.
дом 1

схема проезда
E-mail: kmcon@yandex.ru
Тел.: 8 (495) 740-55-17
Юридические услуги
в области недвижимости и строительства
Запись на консультацию производится по телефону: 8 (495) 740-55-17
Статьи наших юристов
Юридические статьи далее »


Вопрос дня по теме:
Вопрос дня
  • Добрый день! Моя бывшая теща, жена и сын состоят на учете нуждающихся в жилье с 1999 года. Я расторгнул брак с женой. Департамент имущества г.Москвы уведомил очередника (мою бывшую тещу), о том, что согласно п.4 ч.2 ст.10 Закона №29 об изменении состава семьи, и в т.ч. расторжении брака, отнесено к действиям, повлекшим ухудшение жилищных условий. После расторжения брака, при расчете жилищной обеспеченности семьи, площадь жилого помещения, находящегося в пользовании у бывшего мужа, не учитывалась. Поэтому, по мнению ДГИ г.Москвы, размер площади жилого помещения, приходящийся на каждого члена семьи заявителя, после расторжения брака уменьшился. Согласно выбранным способам улучшения жилищных условий, будет теперь установлен в автоматизированной системе учета ДГИ г.Москвы по истечении пяти лет после расторжения брака. Я считаю это незаконно со стороны ДГИ. Помогите разобраться с данным решением.
Читать ответ »

 Списки домов под снос 2016:

Поиск

 
ГлавнаяАктуальные статьиДоговорное право, сделки

Договорное право, сделки

Опубликовано: 28.03.2018

Недействительность сделок. Некоторые вопросы теории и практики

В российском гражданском праве институт недействительности сделок сформировался давно и в целом представляет собой стройный, выверенный механизм, который позволяет адекватно регулировать отношения гражданского оборота, подобно иммунной системе организма реагируя на появление инородных "болезнетворных" элементов - соглашений сторон, которые противоречат требованиям нормативных правовых актов, препятствуют поддержанию режима законности и правопорядка и подавляют нормальную деловую активность граждан и организаций.
Институт недействительности сделок традиционно является консервативным и редко подвергается содержательным правкам, что обусловлено его правовой природой и целевым назначением, поскольку частое изменение правил игры нарушит стабильность гражданского оборота и вступит в противоречие с общепринятым принципом правовой определенности.
Вместе с тем с течением времени, с изменением структуры общественных отношений, со смещением акцентов в хозяйственной, политической и культурной жизни страны появляются новые вызовы, новые реалии, которые требуют выработки других подходов в правотворчестве и правоприменении, предопределяют необходимость совершенствования законодательной базы, в том числе в сфере недействительности сделок. Этот процесс носит эволюционный характер и является важнейшей гарантией сохранения актуальности правовых институтов, необходимым условием поддержания эффективности их регулятивного потенциала.
Так, в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, одобренной решением Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 7 октября 2009 г. <1>, было отмечено, что споры о признании сделок недействительными по различным основаниям приобрели массовый характер. При этом значительная часть этих споров инициируется недобросовестными лицами, стремящимися избежать исполнения принятых на себя обязательств. В свою очередь, судебная практика признания сделок ничтожными получила весьма широкое распространение. Тем самым стабильность и предсказуемость гражданского оборота поставлены под серьезную угрозу.
--------------------------------
<1> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2009. N 11. С. 6 - 99.
 
Приведенные предложения были восприняты законодателем и отчасти реализованы в Федеральном законе от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ <2>, которым внесены изменения в том числе в гл. 9 ("Сделки") Гражданского кодекса Российской Федерации <3> (далее - ГК РФ). Соответствующие изменения вступили в силу с 1 сентября 2013 г. и подлежат применению к сделкам, совершенным после этой даты.
--------------------------------
<2> Российская газета. 13 мая 2013 г.
<3> Российская газета. 8 декабря 1994 г.
 
Новое правовое регулирование сохранило разделение недействительных сделок на оспоримые (недействительные в силу признания их таковыми судом) и ничтожные (недействительные независимо от такого признания). Между тем произошло принципиальное смещение акцентов в их соотношении.
Установленная ранее ст. 168 ГК РФ презумпция ничтожности сделки, противоречащей требованиям закона или иного правового акта, отменена. Введено новое общее правило о том, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой. Кроме того, в отличие от прежних нормативных требований, право суда применить последствия недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе ограничено необходимостью защиты публичных интересов, а также иными случаями, прямо предусмотренными законом.
Рассмотрение приведенных выше законодательных изменений через призму задач, обозначенных в Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации, позволяет прийти к выводу о том, что сделка, как одно из установленных ст. 8 ГК РФ оснований возникновения (изменения, прекращения) обязательств и драйвер деловой активности участников гражданского оборота, не должна ставиться под сомнение и признаваться недействительной при отсутствии весомых аргументов, основанных на законе. При этом процессуальная роль суда при решении вопроса о недействительности оспоримой и ничтожной сделок различается.
Согласно разъяснениям, содержащимся в абз. 3 п. 71 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" <4> (далее - Постановление N 25), отказ в иске на том основании, что требование истца основано на оспоримой сделке, возможен только при одновременном удовлетворении встречного иска ответчика о признании такой сделки недействительной или наличии вступившего в законную силу решения суда по другому делу, которым такая сделка признана недействительной.
--------------------------------
<4> Российская газета. 30 июня 2015 г.
 
Таким образом, инициатива признания оспоримой сделки недействительной принадлежит стороне спора (третьему лицу, заявляющему самостоятельные требования). При отсутствии такого иска суды первой и апелляционной инстанций, согласно ч. 3 ст. 196 и ч. 6 ст. 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации <5> (далее - ГПК РФ), не вправе выходить за пределы заявленных требований и должны основываться на том, что совершенная сторонами сделка является действительной и повлекла соответствующие ее содержанию правовые последствия. Следовательно, если в суде первой инстанции такой иск заявлен не был, то ссылка в апелляционной жалобе на недействительность оспоримой сделки значения не имеет и основанием для лишения ее юридической силы служить не может.
--------------------------------
<5> Российская газета. 20 ноября 2002 г.
 
Ничтожная сделка в силу своего существенного правового порока опасна для нормального развития гражданского оборота, чем обусловлены более широкие дискреционные полномочия суда по оценке ее действительности. В частности, возражения ответчика о том, что требование истца основано на ничтожной сделке, должно оцениваться судом по существу, независимо от истечения срока исковой давности для признания этой сделки недействительной (абз. 4 п. 71 Постановления N 25). Следовательно, для вывода о ничтожности сделки и для отказа в удовлетворении основанного на ней иска достаточно соответствующих возражений ответчика.
Так как ничтожная сделка недействительна с момента совершения вне зависимости от признания ее таковой судом, то связанные с этим обстоятельства имеют значение для дела и по правилам ч. 2 ст. 56 ГПК РФ должны быть вынесены судом на обсуждение сторон, даже если стороны на них не ссылались. Если судом первой инстанции такие процессуальные требования не выполнены и указанные обстоятельства на обсуждение сторон не поставлены, то в силу ч. 1 ст. 330 ГПК РФ и разъяснений, содержащихся в п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 "О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции" <6>, это должен сделать суд апелляционной инстанции.
--------------------------------
<6> Российская газета. 29 июня 2012 г.
 
Столь существенная разница в процессуальных подходах к рассмотрению судом требований, основанных на оспоримых и ничтожных сделках, предопределяет необходимость их правильной квалификации в ходе разрешения спора по существу, от чего будет напрямую зависеть законность и обоснованность принятого решения.
Как указано выше, общее правило для сделок, заключенных после 1 сентября 2013 г., состоит в том, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, тогда как для признания сделки ничтожной необходимо установление одного из следующих обстоятельств:
1. Ничтожными являются сделки, на ничтожность которых прямо указано в законе. Например, ничтожна сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169 ГК РФ); мнимая или притворная сделка (ст. 170 ГК РФ); кредитный договор или договор банковского вклада, заключенный с нарушением требования о его письменной форме (ст. 820 ГК РФ, п. 2 ст. 836 ГК РФ), и т.п.
2. В силу п. 2 ст. 168 ГК РФ ничтожной является сделка, которая одновременно нарушает требования закона (иного правового акта) и при этом посягает на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц (т.е. лиц, не являющихся сторонами по сделке). Например, ничтожным будет договор купли-продажи, где в качестве продавца выступит лицо, не являющееся собственником проданной вещи, поскольку подобный договор противоречит требованиям закона (ст. 209, 454 ГК РФ) и при этом нарушает права и законные интересы третьего лица (собственника вещи).
3. Согласно разъяснениям, содержащимся в абз. 2 п. 74 Постановления N 25, ничтожной следует считать сделку, условия которой противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства. Например, ничтожно условие договора страхования об уменьшении размера страховой выплаты на величину амортизационного износа автомобиля при реализации страхователем по договору добровольного имущественного страхования права на абандон (отказ от годных к реализации остатков транспортного средства в пользу страховщика). Ничтожным будет и установленное вопреки существу правового регулирования очередности погашения требований по денежному обязательству (ст. 319 ГК РФ, ч. 20 ст. 5 Федерального закона от 21 декабря 2013 г. N 353-ФЗ "О потребительском кредите (займе)" <7> (далее - Закон о потребительском кредите)) условие о списании неустойки ранее погашения задолженности по договорным процентам и основному долгу за соответствующий период.
--------------------------------
<7> Российская газета. 23 декабря 2013 г.
 
4. Как указано в п. 75, 76 Постановления N 25, ничтожной является сделка, при совершении которой был нарушен явно выраженный запрет, установленный законом. В частности, в качестве ничтожного необходимо квалифицировать условие договора потребительского кредитования о начислении неустойки в размере, превышающем лимит, установленный ч. 21 ст. 5 Закона о потребительском кредите. Ничтожным является договор, заключенный вопреки явно выраженному законодательному запрету ограничения прав потребителя, в том числе установленному п. 2 ст. 16 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" <8> запрету обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг).
--------------------------------
<8> Российская газета. 16 января 1996 г.
 
5. Ничтожными являются и условия заключенной с потребителем сделки, не соответствующие актам, содержащим нормы гражданского права, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (п. 76 Постановления N 25), в случаях:
- нарушения таким договором установленных Правительством Российской Федерации (уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти) правил, обязательных для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (например, Правил продажи товаров дистанционным способом, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 сентября 2007 г. N 612 <9>, Правил продажи товаров по образцам, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 июля 1997 г. N 918 <10>) и проч.;
- нарушения публичным договором требований закона об одинаковой для потребителей соответствующей категории цене товаров, работ или услуг, а также недопустимости установления преимуществ для отдельных потребителей или оказания им предпочтения.
--------------------------------
<9> Российская газета. 3 октября 2007 г.
<10> Российская газета. 1 августа 1997 г.
 
Сделки (их отдельные условия), не подпадающие под указанные критерии, следует считать оспоримыми, и нужно исходить из того, что правовая оценка им может быть дана только по инициативе стороны сделки или иного лица, прямо указанного в законе (п. 2 ст. 166 ГК РФ).
Так, оспоримым по общему правилу является соглашение об урегулировании страхового случая по договору ОСАГО без проведения независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества. В п. 48 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. N 2 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" <11> указано, что при наличии оснований для признания данного соглашения недействительным потерпевший вправе обратиться в суд с иском об оспаривании соглашения и о взыскании суммы страхового возмещения. Оспоримыми следует считать также условия договора добровольного имущественного страхования об установлении франшизы или, например, условия договоров кредитования о различных платах и комиссиях, если такие положения не отвечают какому-либо из перечисленных выше критериев ничтожности.
--------------------------------
<11> Российская газета. 4 февраля 2015 г.
 
Несмотря на то что гл. 9 ГК РФ ("Сделки") действует в редакции Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ уже более трех лет, в гражданском обороте и правоприменительной практике до настоящего времени не выработались единообразные подходы к пониманию обновленного института недействительности сделок. Участники хозяйственных отношений и правоприменители зачастую неверно производят правовую квалификацию сделок (их условий), не делают различий между основаниями оспоримости и ничтожности, исходят из недействительности оспоримых сделок при отсутствии соответствующего иска либо, напротив, основывают свою правовую позицию на ничтожных условиях договора, что является недопустимым и свидетельствует о необходимости дальнейшего развития теоретических представлений и практических подходов к данной категории гражданских правоотношений.
 
Д.С. Дерхо

Перечень услуг предоставляемых юридической фирмой КМ Консалтинг



ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Заголовок:
Имя:
E-mail:
Комментарий:


Введите код подтверждения:
Все поля обязательны для заполнения


Пятница, 20 Апреля 2018 г.
Актуальные статьи
Юридическая информация далее »
Судебная практика ООО "КМ-Консалтинг"
Судебная практика далее »
Долевое строительство: обсуждение строительных и риэлторских компаний
Каталог риэлторов, застройщиков перейти к обсуждению »
Комментарии сайта
Контактная информация




Юридическая фирма "КМ Консалтинг" - юридические консультации, юридические услуги
2006-2018 г. © WWW.KMCON.RU

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования