г. Москва, ул. Марксистская, д. 3, стр. 1, офис 421

Прекращение права собственности на землю. Анализ причин на примере судов

Вопросы прекращения прав собственности на землю в настоящее время сохраняют актуальность. Под прекращением права на земельные участки в правовой доктрине понимается совокупность юридических и фактических действий, с которыми законодательство связывает утрату права на земельный участок. Основаниями прекращения прав на земельные участки могут быть правопрекращающие акты и правопрекращающие факты.

К правопрекращающим актам относятся: сделки с земельными участками, административные акты, а также решения суда по земельным спорам.

Правопрекращающие факты подразделяются, с одной стороны, на обязывающие (принуждающие) факты - обстоятельства, в отношении которых закон устанавливает обязанность прекращения права на землю, с другой стороны, на факты, позволяющие прекратить право, - обстоятельства, в отношении которых законом предусмотрена возможность прекращения права, а реализация этой возможности стоит в зависимости от усмотрения субъектов права и государственных органов.

Обязывающие факты имеют принудительный характер и являются императивными, позволяющие факты основываются на диспозитивных началах и имеют дозволительный характер.

Правовые основания прекращения права собственности на землю изложены в ст. 235 Гражданского кодекса Российской Федерации <1> и ст. 44 Земельного кодекса Российской Федерации <2>.

--------------------------------

<1> Далее - ГК РФ, ГК.

<2> Далее - ЗК РФ, ЗК.

В зависимости от волеизъявления правообладателя земельного участка, правовые основания прекращения права на земельные участки могут быть добровольными и принудительными:

1) добровольные:

а) отчуждение собственником своего земельного участка путем совершения сделок отчуждения с учетом предусмотренных законодательством особенностей и ограничений их оборотоспособности (ст. 44 ЗК РФ);

б) отказ от права собственности на земельный участок (ст. 236 ГК РФ, ст. 53 ЗК РФ);

2) принудительные:

а) связанные с правомерным поведением:

обращение взыскания по обязательствам собственника (ст. 237, 278 ГК РФ);

отчуждение земельного участка, который в силу закона не может принадлежать лицу (ст. 238 ГК РФ; ст. 3 ФЗ от 24.07.2002 N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения");

изъятие земельных участков для государственных и муниципальных нужд (ст. 279 - 282 ГК РФ, ст. 49 и гл. VII.1 ЗК РФ);

реквизиция земельных участков (ст. 242 ГК РФ, ст. 51 ЗК РФ);

б) связанные с неправомерным поведением: принудительное прекращение прав на земельный участок (изъятие) за ненадлежащее использование земельного участка (ст. 284 - 287 ГК РФ, ст. 45 - 48, 54 - 54.1 ЗК РФ), конфискация (ст. 243 ГК РФ, ст. 104.1 УК РФ).

По данным основаниям можно проанализировать основные причины прекращения права на землю.

Согласно важнейшему принципу неприкосновенности собственности, закрепленному в ст. 35 Конституции РФ, право частной собственности охраняется законом и никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. На данном принципе основывается ст. 44 ЗК РФ, которая указывает, при каких условиях может прекращаться право собственности на земельный участок. В свою очередь Земельный кодекс следует общим основаниям прекращения права собственности, предусмотренным ст. 235 ГК РФ, согласно которой право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества, при утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

Отчуждение собственником своего земельного участка другим лицам представляет собой перепоручение права собственности на землевладение юридическому или физическому лицу в возмездной либо безвозмездной форме путем заключения гражданско-правового договора.

Причины отчуждения земельного участка вытекают из способов отчуждения, в соответствии с которыми земельный участок может быть продан, передан другому лицу по наследству, передан в аренду, подарен, приватизирован. Порядок отчуждения земельного участка регламентирован земельным и гражданским законодательством.

В Постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 25.04.2007 N Ф09-2914/07-С6 суд обращает внимание, что по правилам, установленным ст. 52 ЗК РФ и ст. 129 ГК РФ, отчуждение земельного участка его собственником другим лицам осуществляется с учетом предусмотренных ст. 27 ЗК РФ ограничений оборотоспособности земельных участков, поскольку согласно подп. 1 п. 5 ст. 27 ЗК земельные участки, находящиеся в пределах особо охраняемых природных территорий, ограничиваются в обороте.

Условия и порядок отказа лица от права на земельный участок установлены п. 2 ст. 53 ЗК, согласно которому отказ от права собственности на земельный участок осуществляется посредством подачи собственником земельного участка заявления о таком отказе в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Право собственности на этот земельный участок прекращается с даты государственной регистрации прекращения указанного права. Причины такого отказа могут быть разные: участок находится в труднодоступной местности, имеются какие-либо обременения, участок долго не использовался либо больше нет необходимости использовать его по назначению, нежелание уплачивать налог на землю. Все причины подтверждаются документально.

В Определении ВАС от 6 октября 2010 г. N ВАС-10469/10 суд, исходя из смысла норм земельного и гражданского законодательства, определяет отказ от права собственности как полное отстранение собственника от принадлежавшей ему вещи, а не в отказе только от титула собственника при возможном сохранении отдельных правомочий. Между тем, указывает ВАС, в случае, когда земельный участок и находящийся на нем объект недвижимости принадлежат на праве собственности одному лицу, при заявлении отказа от права собственности на земельный участок собственник фактически не устраняется от владения и пользования участком, поскольку за ним в силу ст. 552 и п. 2 ст. 271 ГК РФ, п. 1 ст. 35 ЗК РФ сохраняется право пользования участком в связи с нахождением на нем принадлежащей данному лицу недвижимости и при отчуждении недвижимости указанное право переходит к ее приобретателю. Таким образом, одно только формальное заявление собственника об отказе от права собственности на земельный участок при фактическом сохранении у него правомочий владения и пользования участком не свидетельствует о реальном намерении лица устраниться от всех правомочий в отношении земельного участка, составляющих содержание права собственности на него, и не может рассматриваться как отказ от права собственности, предусмотренный ст. 235, 236 ГК РФ в качестве основания прекращения права собственности.

В соответствии со ст. 235 ГК РФ принудительное изъятие земельного участка у собственника не допускается, кроме исключительных случаев, предусмотренных законом.

Обращение взыскания на земельный участок по обязательствам собственника регламентируется ст. 278 ГК РФ. Причиной такого взыскания обычно бывает задолженность перед банком. Анализируя судебную практику, можно сделать выводы, что юридически значимыми для рассмотрения спора об обращении взыскания на земельный участок обстоятельствами являются: отсутствие у должника денежных средств для погашения задолженности, отсутствие иного имущества, на которое следует обратить взыскание в первую очередь, соразмерность требований взыскателя мерам принудительного исполнения, а также установление того факта, не является ли земельный участок имуществом, на которое в соответствии с законом (ст. 446 ГПК РФ) не может быть обращено взыскание (решение Кировского районного суда от 24 ноября 2017 г. N 2-1850/2017).

Законодательством предусмотрен запрет на обращение взыскания на земельный участок, если на нем расположено жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в таком помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания. Таким образом, при обращении взыскания на земельный участок наличие либо отсутствие на нем недвижимого имущества подлежит обязательному установлению (ч. 1 ст. 446 ГПК РФ). При наличии недвижимого имущества на земельном участке, за исключением жилого помещения, которое является единственным пригодным для постоянного проживания, обращение взыскания на него может быть осуществлено только совместно с таким объектом недвижимости.

Прекращение права собственности лица на земельный участок, который не может ему принадлежать (ст. 238 ГК РФ), возможно в случае, если соответствующий земельный участок оказался на законном основании (например, при наследовании) у собственника, которому он в силу закона принадлежать не может. Здесь имеется в виду имущество, нахождение которого в обороте допускается по специальному разрешению (объекты, ограниченно оборотоспособные - ст. 129 ГК РФ, ст. 27 ЗК) либо которое может принадлежать лишь определенным участникам оборота. Такой земельный участок должен быть отчужден собственником в течение года с момента возникновения права собственности на имущество, если законом не установлен иной срок.

Аналогичные нормы содержатся в ст. 5 Федерального закона "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", которая предусматривает необходимость продажи лицом принадлежащего ему земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения или доли в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения, если такой земельный участок (часть земельного участка) или доля оказались в его собственности в нарушение требований ст. 3 и (или) п. 2 ст. 4 ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения".

Из Постановления Конституционного Суда РФ от 30 марта 2016 г. N 9-П (п. 3.2) следует, что прекращение права собственности лица на имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать, но оборот которого возможен по общему правилу, должно быть возмездным.

Тем не менее, когда имущество не отчуждено собственником в установленные сроки, такое имущество, с учетом его характера и назначения, по решению суда, вынесенному по заявлению государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит принудительной продаже с передачей бывшему собственнику вырученной суммы либо передаче в государственную или муниципальную собственность с возмещением бывшему собственнику стоимости имущества, определенной судом <3>.

--------------------------------

<3> Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 23 мая 2019 г. по делу N 33-3258/2019.

Пермский краевой суд в Апелляционном определении от 6 марта 2013 г. по делу N 33-2055 в качестве основания для обращения в суд уполномоченного органа указал на следующие обстоятельства: правомерность поступления спорного земельного участка в собственность ответчика; возникновение обстоятельств, при которых владение спорным имуществом и титул права собственности вступает в противоречие с действующим законодательством, в том числе в части реализации прав неопределенного круга лиц на пользование материальными и нематериальными благами, принадлежащими государству.

Изъятие земельных участков для государственных и муниципальных нужд - прекращение права собственности по инициативе государства. Решение об изъятии земельного участка для государственных (муниципальных) нужд может быть принято только в исключительных случаях для достижения общественно-полезных целей, реализация которых невозможна без вмешательства органов государственной власти или местного самоуправления в частные интересы.

Порядок и основания изъятия земельных участков для государственных и муниципальных нужд урегулированы ст. 279 - 282 ГК РФ, ст. 49, гл. VII.1 ЗК РФ. В частности в ст. 49 ЗК содержится перечень оснований:

  1. выполнение международных договоров РФ;
  2. строительство, реконструкция объектов государственного значения (объектов федерального значения, объектов регионального значения) или объектов местного значения при отсутствии других возможных вариантов строительства;
  3. иные основания, предусмотренные федеральными законами.

В качестве такого закона суды признают Градостроительный кодекс Российской Федерации, ст. 46.1 которого определена возможность принятия решения о развитии застроенных территорий в рамках полномочий органов местного самоуправления по градостроительной деятельности <4>.

--------------------------------

<4> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 13.04.2016) // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. N 11, N 12.

Вступивший в законную силу судебный акт о принудительном изъятии недвижимого имущества является основанием для прекращения и возникновения прав на изымаемое недвижимое имущество, регистрации перехода прав на изымаемое недвижимое имущество и выплат соответствующего возмещения, включающего в себя, в частности, убытки, подлежащие возмещению и определенные на основании отчета об оценке изымаемых объектов недвижимого имущества и (или) причиненных таким изъятием убытков, подготовленного оценщиком по заказу органа исполнительной власти, принявшего решение об изъятии недвижимого имущества, без принятия каких-либо дополнительных решений и заключения соглашений об этом <5>.

--------------------------------

<5> Определение Майкопского районного суда Республики Адыгея от 26 февраля 2019 г. по делу N 2-1015/2018.

Реквизиция земельных участков (ст. 242 ГК РФ, ст. 51 ЗК РФ) - это временное изъятие у собственника земельного участка уполномоченными исполнительными органами государственной власти в целях защиты жизненно важных интересов граждан, общества и государства от возникающих в связи с этими чрезвычайными обстоятельствами угроз с возмещением собственнику земельного участка причиненных убытков (реквизиция) и выдачей ему документа о реквизиции. Чрезвычайными ситуациями считаются: стихийные бедствия, аварии, эпидемии, эпизоотии и пр. ЗК РФ устанавливает также, что реквизиция может быть проведена для нужд обороны и безопасности в условиях чрезвычайного или военного положения.

Анализируя судебную практику, на примере Апелляционного определения СК по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 30 января 2014 г. по делу N 33-2043/2014 заслуживают внимания доводы суда о том, что реквизиция земельного участка может влечь за собой и прекращение права собственности на земельный участок. При изъятии земельного участка в связи с реквизицией собственник может выбрать один из двух способов защиты его прав, предусмотренных п. 3 ст. 51 ЗК РФ: выплату рыночной стоимости земельного участка или предоставление равноценного земельного участка.

Принудительное прекращение прав на земельный участок (изъятие) за ненадлежащее использование земельного участка (ст. 284 - 287 ГК РФ, ст. 45 - 48, 54 - 54.1 ЗК РФ). Согласно ст. 284 ГК РФ земельный участок может быть изъят у собственника в случаях, когда участок предназначен для ведения сельского хозяйства либо жилищного или иного строительства и не используется по целевому назначению в течение трех лет, если более длительный срок не установлен законом. В соответствии со ст. 285 ГК РФ земельный участок может быть изъят у собственника, если использование участка осуществляется с нарушением требований законодательства Российской Федерации, в частности, если участок используется не по целевому назначению, или его использование приводит к существенному снижению плодородия земель сельскохозяйственного назначения либо причинению вреда окружающей среде, или на участке возведена или создана самовольная постройка и лицами, указанными в п. 2 ст. 222 ГК РФ, не выполнены предусмотренные законом обязанности по ее сносу или приведению в соответствие с установленными требованиями. В этом случае земельный участок в соответствии со ст. 286 ГК РФ подлежит продаже с публичных торгов.

Однако в своем решении от 5 марта 2015 г. N 2-898/15 Новгородский районный суд обратил внимание на то, что сам факт неиспользования имущества не может повлечь за собой лишение собственника его собственности, у спорного имущества имеется собственник, который от прав в отношении данного имущества не отказывался. При рассмотрении требований об изъятии земельных участков необходимо учитывать, что принудительное изъятие земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения у его собственника может осуществляться при условии неустранения фактов ненадлежащего использования земельного участка только после назначения административного наказания. В случае неустранения правонарушений в срок, установленный вынесенным одновременно с назначением административного наказания предупреждением, уполномоченный исполнительный орган государственной власти по осуществлению государственного земельного надзора, вынесший предупреждение, направляет материалы об этом в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации. И лишь орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации по результатам рассмотрения материалов вправе обратиться в суд с требованием об изъятии земельного участка и о его продаже с публичных торгов в связи с его ненадлежащим использованием по одному из оснований, предусмотренных законом.

Конфискация, то есть принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства земельного участка по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения, закрепляется в ст. 243 ГК РФ, ст. 104.1 УК РФ. Статья 50 ЗК предполагает конфискацию земельного участка лишь за совершение преступления. В решении Верховного Суда Республики Татарстан от 14 июля 2003 г. N 3П-1-65/03 разъяснено, что земельный участок может быть безвозмездно изъят у его собственника в виде санкции за совершение преступления, т.е. за уголовно наказуемое деяние. Статья 243 ГК РФ допускает применение конфискации земельного участка, в том числе и за правонарушение, не являющееся уголовно наказуемым. Конфискация названа в качестве административного наказания в ст. 3.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, однако в данном случае речь идет только о конфискации орудия совершения или предмета административного правонарушения.

Причиной конфискации земельного участка за совершение преступления является совершение тяжкого и особо тяжкого преступления, целью которого было получение себе в собственность земельного участка. Например, убийство или нанесение тяжких телесных повреждений другому человеку для того, чтобы завладеть его землей. В ст. 104.1 Уголовного кодекса РФ указаны все виды преступлений, за которые помимо основного наказания вменяется еще и безвозмездная конфискация имущества.

Обращение по решению суда в доход Российской Федерации имущества, в отношении которого не представлены в соответствии с законодательством российской Федерации о противодействии коррупции доказательства его приобретения на законные доходы (пп. 8 п. 2 ст. 235 ГК РФ).

Определением от 6 июня 2017 г. N 1163-О Конституционный Суд Российской Федерации выявил смысл положений пп. 8 п. 2 ст. 235 ГК РФ, а также ч. 1 ст. 4, ч. 3 ст. 16, ст. 17 и ч. 2 ст. 18 Федерального закона "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам". Из фабулы судебного дела, послужившего причиной обращения в КС РФ, следует, что гражданка Р. в период с октября 2010 года по июль 2015 года проходила государственную гражданскую службу. В сентябре 2012 года супругом гражданки Р. - гражданином М. был заключен договор купли-продажи земельного участка. При предоставлении в 2013 году сведений о своих доходах и доходах супруга за 2012 год гражданка Р. указала наличие у супруга в собственности указанного земельного участка, при этом сведения о расходах на его приобретение в отношении себя и супруга не представила. В 2015 году в ходе осуществления контроля за расходами Р. и супруга М. были установлены обстоятельства, свидетельствующие о несоответствии расходов указанных лиц на приобретение в 2012 году недвижимого имущества их общему доходу за предыдущие три года. Решением Октябрьского районного суда города Новороссийска от 9 декабря 2015 г. было отказано в удовлетворении заявленных в интересах Российской Федерации исковых требований прокурора Краснодарского края к Р. и М. о прекращении права собственности на земельный участок, обращении указанного земельного участка в доход государства и регистрации права собственности Российской Федерации на него. Суд признал достаточными доказательства, подтверждающие законность источников получения денежных средств, потраченных на покупку спорного земельного участка, а также пришел к выводу о том, что нормы законодательства, позволяющие обратить в доход Российской Федерации объекты недвижимости, в отношении которых государственным гражданским служащим не представлено сведений, подтверждающих их приобретение на законные доходы, вступили в силу лишь с 1 января 2013 г., а потому не могут быть применены к имуществу, приобретенному по сделкам, совершенным в 2012 году. Между тем Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 24 мая 2016 г. решение суда первой инстанции было отменено и вынесено новое решение об удовлетворении исковых требований прокурора Краснодарского края в полном объеме.

В указанном Определении КС РФ пришел к выводу, что установленная законом система контроля за расходами определенных категорий лиц основывается, в числе прочего, на презумпции незаконности доходов, на которые были приобретены дорогостоящие объекты гражданского оборота, если их стоимость превышает общий доход такого лица и его супруги (супруга) за три последних года, предшествующих отчетному периоду. Предусмотренная законом возможность обращения в доход Российской Федерации земельных участков и других объектов недвижимости, в отношении которых государственным гражданским служащим не представлены доказательства их приобретения на законные доходы, является, по существу, особой мерой государственного принуждения, применяемой в случае нарушения лицами, выполняющими публичные функции, антикоррупционного законодательства; данная мера заключается в безвозмездном изъятии такого имущества у собственника по решению суда в связи с предполагаемым и неопровергнутым совершением государственным гражданским служащим неправомерного деяния коррупционной направленности, т.е. в случае, если стоимость приобретенного в отчетном периоде имущества превышает общий доход за три предшествующих года, а государственный гражданский служащий не может доказать законность происхождения средств, достаточных для его приобретения.

Такое обращение по решению суда в доход Российской Федерации имущества, будучи ограничением конституционного права собственности, введенным федеральным законодателем в целях противодействия коррупции, направлено на защиту конституционно значимых ценностей, не нарушает требования Конституции Российской Федерации и позволяет обеспечить баланс публичных интересов борьбы с коррупцией и частных интересов собственника, приобретшего имущество на доходы, не связанные с коррупционной деятельностью, так как не предполагает лишение лица права представлять в суде любые допустимые доказательства в подтверждение законного происхождения средств, затраченных на приобретение того или иного имущества, независимо от того, когда эти средства были им получены, отражены ли они в соответствующей справке (декларации) или обнаружены государственными органами в ходе проведения контрольных мероприятий. При этом возможность проведения в рамках контроля за расходами на приобретение дорогостоящих объектов гражданского оборота мониторинга доходов государственного гражданского служащего и его супруги (супруга) за период, предшествующий вступлению в силу Федерального закона "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам", отвечает предназначению правового регулирования в этой сфере, направленного на защиту конституционно значимых ценностей, и не нарушает указанный баланс публичных и частных интересов.

Демидова Инна, юрист.

Хотелось бы отметить несколько интересных моментов в юридических аспектах прекращения права собственности на земельные участки.

Неосведомленность граждан о последствиях тех или иных юридических действий с землей приводит к необратимым результатам, которые не могут быть оспорены в судебном порядке, поскольку суды обязаны руководствоваться требованиями, установленными законодательством.

Большой общественный резонанс вызывает, к примеру, проблема утраты прав бывшими членами колхозов и совхозов на имущественные паи и земельные доли, распределенные в ходе реорганизации сельских хозяйств при проведении в Российской Федерации аграрной реформы начала 1990-х годов. Допущенные при проведении реформы нарушения законодательства привели к неправомерному прекращению права собственности бывших работников сельскохозяйственных организаций на земельные участки, использовавшиеся колхозами и совхозами.

Анализ сложившейся в настоящее время правоприменительной практики позволяет прийти к выводу, что основной целью реорганизации сельскохозяйственных предприятий являлась не передача земель сельскохозяйственного назначения в собственность физических лиц, а обеспечение дальнейшего осуществления соответствующими предприятиями сельскохозяйственной деятельности в новых экономических условиях.

В связи с этим были приняты меры по предотвращению дробления имущества сельскохозяйственных предприятий и его неэффективного использования, а также установлены ограничения, не только фактически предопределявшие сохранение коллективно-долевой формы собственности на земли сельскохозяйственных организаций, но и наполнявшие ее особым содержанием: собственником таких земель могло являться не любое произвольное объединение граждан, а именно трудовой коллектив сельхозпредприятия, осуществляющего производственную деятельность.

В личную собственность граждан, согласно Указу Президента РСФСР от 27 декабря 1991 г. N 323 "О неотложных мерах по осуществлению земельной реформы в РСФСР", передавались только земельные участки в сельской местности, которые предназначались для садоводства, жилищного строительства и ведения личного подсобного хозяйства.

Таким образом, членам трудовых коллективов хозяйств не предоставлялось право в ходе реорганизации разделить между собой землю предприятия с целью дальнейшего использования вновь образованных земельных участков по своему усмотрению.

Кроме того, юридические тонкости каждого из этапов реорганизации при отсутствии квалифицированной юридической помощи вызывали у сельских жителей затруднения в оценке правовых последствий реорганизации сельскохозяйственных предприятий, в связи с чем зачастую в уставный капитал предприятия они передавали именно земельную долю, не учитывая, что добровольно прекращают свое право собственности на нее. Тем не менее, одновременно граждане становились учредителями юридического лица, то есть предпринимателями, осуществляющими коммерческую сельскохозяйственную деятельность на свой страх и риск, что давало им возможность извлекать из используемого предприятием земельного участка прибыль.

Ряд сельскохозяйственных предприятий, созданных на базе реорганизованных колхозов и совхозов, успешно функционирует в настоящее время, позволяя их участникам регулярно получать доход от деятельности таких предприятий либо арендную плату за переданные в аренду земельные доли. Вместе с тем, исходя из объективных и субъективных причин, не все трудовые коллективы смогли освоиться в новых для них экономических условиях, справиться со сложнейшей задачей эффективного управления предприятием и добиться его успешного функционирования со стабильным получением прибыли. Многие сельскохозяйственные организации вынуждены были прекратить свою деятельность ввиду банкротства.

Нельзя не заметить, что в ходе массовой приватизации 1990-х годов и проведения земельной реформы того периода не все граждане сумели сориентироваться в юридических тонкостях распоряжения принадлежащими им имущественными правами, понять суть происходящих в экономике страны изменений и с выгодой распорядиться открывшимися в тот период возможностями.

В связи с многочисленными обращениями граждан в суд по этой категории земельных споров сложилась судебная практика, подытожившая, что изъятие спорных земельных участков у собственников, использующих их для сельхозпроизводства, с целью передачи третьим лицам, выражающим несогласие с конечными итогами приватизации, противоречит закрепленному ст. 35 Конституции Российской Федерации принципу охраны частной собственности. Кроме того, разработка механизмов, позволяющих пересмотреть сложившиеся более 25 лет назад правоотношения в сфере приватизации, в том числе и при реорганизации сельскохозяйственных предприятий, фактически будет являться действием, направленным на пересмотр ее результатов и ведущим к дестабилизации отношений собственности и росту социальной напряженности в обществе.

Интересными представляются дела об обращении в доход государства земельного участка при отсутствии доказательств правомерного происхождения доходов, направленных на его приобретение.

Коррупция не является чем-то сверхъестественным для нашего государства. Ряд должностных лиц используют свои правомочия для совершения противозаконных действий.

Неудивительно, что данные действия подрывают доверие населения к публичной власти, конкретным государственным органам, их представителям, а привлечение должностных лиц к уголовной и административной ответственности не всегда восстанавливает социальную справедливость в обществе, зачастую порождает социальное противоречие, так как должностное лицо, понеся соответствующее уголовное или административное наказание, не лишается имущества, полученного коррупционным путем.

В целях устранения данного противоречия принят Федеральный закон от 3 декабря 2012 г. N 230-ФЗ "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам".

Закон совершенствует механизмы контроля за расходами и обращения в доход государства имущества, в отношении которого не представлено сведений, подтверждающих его приобретение на законные доходы.

Реализация данного полномочия возложена на органы прокуратуры.

Обращение в доход государства имущества является новеллой для российского законодательства, причем законодательной новеллой с особой правовой природой.

Конституционный Суд Российской Федерации при рассмотрении данного явления указал, что Закон N 273-ФЗ предусматривает различные виды ответственности за коррупционные правонарушения - гражданско-правовую, административную, уголовную и дисциплинарную, которую лица, совершившие такие правонарушения, несут в соответствии с законодательством Российской Федерации (ч. 1 ст. 13). Предусмотренное Законом N 230-ФЗ обращение в доход Российской Федерации имущества, в отношении которого государственным (муниципальным) служащим не представлены доказательства его приобретения на законные доходы, является, по существу, особой мерой государственного принуждения, применяемой в случае нарушения лицами, выполняющими публичные функции, антикоррупционного законодательства.

При этом, как указывает Конституционный Суд России, такая мера выражается в безвозмездном изъятии такого имущества у собственника по инициативе прокурора и по решению суда в связи с предполагаемым и не опровергнутым совершением государственным (муниципальным) служащим неправомерного деяния коррупционной направленности, т.е., как следует из ч. 1 ст. 4 и ст. 17 названного Федерального закона, в случае, если стоимость приобретенного в отчетном периоде им и перечисленными в Законе членами его семьи имущества превышает их общий доход за три предшествующих года, а государственный (муниципальный) служащий не может доказать законность происхождения средств, достаточных для его приобретения. Переход такого имущества в собственность России происходит на основании подп. 8 п. 2 ст. 235 ГК РФ, который закрепляет в качестве основания прекращения права собственности принудительное изъятие у лица, являющегося собственником, имущества по решению судебного органа и обращение его в доход государства при отсутствии доказательств правомерного происхождения доходов, направленных на его приобретение. Основанием принятия решения является неопровергнутая презумпция получения должностным лицом некоего дохода в ходе совершения им корыстного правонарушения.

В последние годы органы прокуратуры, руководствуясь Приказом Генпрокуратуры России от 14 апреля 2015 г. N 179 "О реализации прокурорами полномочий, предусмотренных Федеральным законом от 03.12.2012 N 230-ФЗ "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам", и об организации прокурорского надзора за исполнением данного Федерального закона", все чаще и чаще прибегают к подаче исковых заявлений в целях обращения вышеназванного имущества в доход государства и тем самым восстановления правопорядка и социальной справедливости.

Так, например, Центральный районный суд города Твери, исследовав исковые требования, поданные и.о. прокурора Центрального района г. Тверь о взыскании в доход Российской Федерации с гражданки К.Е., являющейся муниципальной служащей, и ее супруга стоимости приобретенного в 2016 г. и впоследствии перепроданного земельного участка стоимостью 12 670 000 руб., согласился с доводами органов прокуратуры об отсутствии сведений о приобретении имущества на правомерные доходы и решением от 09.06.2019 указанные требования истца удовлетворил.

Суд установил, что совместный доход супругов за три года до приобретения транспортного средства составил 2 млн 902 тыс. 386 руб.

К.Е., являясь муниципальной служащей, обязана сообщать сведения о доходах и расходах. Она сообщила о покупке ее мужем участка за счет собственных средств, а также материальной помощи родителей в размере 2 000 000 руб., однако в дальнейшем, в результате проведения уполномоченными органами контроля за расходами супругов, назвала другие источники денежных средств, необходимых для данного приобретения.

Различного рода доказательства, которые приводились ответчиком в качестве подтверждения приобретения транспортного средства на полученные законным путем доходы, суд не принял во внимание в связи с тем, что данные доходы не отражены в первоначально представленной К.Е. справке, а сами доказательства составлены и представлены в заседании суда в целях создания видимости законности приобретения земельного участка.

Последующие судебные инстанции поддержали требования прокуратуры, и имущество было обращено в доход государства.

Еще одним примером является вынесение решения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 24 мая 2016 г., в котором удовлетворены исковые требования прокурора Краснодарского края к Д.С. Романенко (судебный пристав-исполнитель) и М.М. Романенко о прекращении права собственности М.М. Романенко на участок земли площадью четыре сотки и жилой дом площадью 65,1 кв. м, обращении указанного участка земли в доход Российской Федерации и регистрации права собственности государства на него, а также взыскании с ответчика в пользу Российской Федерации установленной договором купли-продажи цены прежде располагавшегося на данном участке земли и впоследствии снесенного дома площадью 65,1 кв. м.

Таким образом, правовое государство нуждается в действенных государственных методах и приемах, способных охранять его от криминализации и злоупотреблений государственной и муниципальной власти, которая во многом базируется на доверии общества. Именно поэтому законодатель, создавая нормативно-правовые механизмы, вправе закреплять дополнительные требования к лицам, занимающим различные должности государственной и муниципальной службы, чтобы у граждан не возникали сомнения в их моральных качествах и, следовательно, в законности и бескорыстности их действий как носителей этой власти.

Подобный вывод коррелирует с требованиями Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции (принята 31.10.2003 Резолюцией 58/4 Генеральной Ассамблеи ООН), которая указывает, что предупреждение и ликвидация коррупции - это ключевая обязанность всех государств, так как она затрагивает их экономическую систему, порождает существенные угрозы безопасности и стабильности общества, подрывает основы демократии и справедливости, наносит ущерб поступательному и планомерному развитию. Противоправное личное обогащение наносит серьезный ущерб правопорядку и национальной экономике, именно потому для результативного предотвращения коррупции и противодействия ей необходим комплексный и межотраслевой подход.

Читайте ещё по этой теме:

Авторы: В. Крючкова, И. Демидова

1

Оставить комментарий