г. Москва, ул. Марксистская, д. 3, стр. 1, офис 421

Процедура оспаривания третейских решений государственными судами как средство защиты прав и интересов сторон

Третейское разбирательство споров в современной России является достаточно эффективным средством защиты интересов субъектов предпринимательской деятельности. Многие коммерческие споры целесообразно разбирать не в государственных судах, а в третейских, поскольку третейское судопроизводство обладает рядом преимуществ, позволяющих быстро и качественно разрешить спорную ситуацию.

В государствах Евросоюза и в Соединенных Штатах Америки третейские суды прочно заняли значимое место в сфере защиты прав и интересов участников экономического оборота. В Российской Федерации развитие третейских судов началось в 90-х годах прошлого века. Можно сказать, что в настоящее время российские третейские суды в целом не уступают европейским и американским по качеству правосудия.

Несмотря на самостоятельность третейских судов, в некоторых ситуациях возникает необходимость в процессе третейского правосудия обращаться за помощью к судам государственным. Например, при процедуре принудительного исполнения или оспаривания третейских решений. Деятельность органов судебной власти при оспаривании третейских решений рассмотрим в данной статье.

Представляется, что стороны третейского разбирательства имеют право оспаривать решение третейского суда. Следует обратить внимание на то, что законодатель не употребляет термин "обжаловать" решение третейского суда. Разница терминов отражает и большую разницу в институтах оспаривания и обжалования. Обжалование предполагает обращение в суд вышестоящей инстанции и, соответственно, новое рассмотрение дела (апелляция) либо проверку решения с точки зрения законности и обоснованности (кассация).

Но общая концепция законодательства о третейском разбирательстве и его принципах утверждает, что государственные суды не являются вышестоящими судами по отношению к третейским судам и, следовательно, не вправе осуществлять апелляционный и кассационный пересмотр решений, принимаемых третейским судом. Государственные суды осуществляют лишь контрольную функцию в отношении решений, принимаемых третейскими судами, однако и выполнение этой функции строго ограничено законом и не должно выходить за пределы проверки процедуры деятельности третейских судов и только по самым важным процессуальным вопросам. Вторгаться же в существо принимаемых третейским судом решений государственные суды не вправе. Именно поэтому законодатель предоставляет право участникам третейского разбирательства оспаривать состоявшееся решение третейского суда с точки зрения несоблюдения основных процессуальных правил, но не с позиций неправильного разрешения дела.

Решение третейского суда может быть оспорено только в том случае, если в третейском соглашении не предусмотрено, что решение третейского суда является окончательным. В литературе высказано мнение, что "подобная оговорка имеет значение для случаев, когда стороны третейского разбирательства намерены исключить возможность обжалования решения третейского суда в компетентный государственный суд, который в данном случае выступал бы в качестве суда второй инстанции, поскольку по общему правилу решение третейского суда всегда является окончательным" <1>.
--------------------------------
<1> Андреева Т.К. Некоторые комментарии к Федеральному закону "О третейских судах в Российской Федерации" // Хозяйство и право. 2003. N 1. С. 24.

Можно утверждать, что в данном случае речь идет о возможности обращения в государственный суд с заявлением об отмене решения третейского суда. Это средство его оспаривания фактически заключается в той же процедуре, что признание и приведение в исполнение решений третейского суда и международного арбитража, когда государственный суд не выступает в качестве второй инстанции по отношению к третейскому суду, а лишь проверяет решение третейского суда в ограниченных законом пределах. Далее мы делаем вывод о том, что вряд ли правомерно в связи с этим ограничивать возможность ходатайствовать об отмене решения третейского суда, образованного в соответствии с Законом "О третейских судах".

Положение ст. 40 указанного Закона не должно быть препятствием для принятия арбитражным судом к своему рассмотрению заявления стороны третейского разбирательства об отмене решения третейского суда по спору, связанному с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. Как следует из буквального прочтения вышеупомянутой статьи, если стороны третейского разбирательства в третейском соглашении зафиксируют, что решение третейского суда не может быть оспорено, то компетентный государственный суд не вправе принимать заявление об оспаривании такого решения. Однако в том случае, если такое решение третейского суда не будет соответствовать законодательству, то оно не может быть исполнено в принудительном порядке через государственный суд.

О данной норме упоминалось в юридической литературе. Т.К. Андреева, например, полагает, что "положения ст. 40 не должны быть препятствием для принятия арбитражным судом к своему рассмотрению заявления стороны третейского разбирательства об отмене решения третейского суда по спору... Обращение в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третейского суда не связывается в ст. 31 АПК с определенными ситуациями, и такое обращение является основной гарантией против возможных нарушений третейским судом прав сторон третейского разбирательства" <2>.
--------------------------------
<2> Андреева Т.К. Некоторые комментарии к Федеральному закону "О третейских судах в Российской Федерации" // Хозяйство и право. 2003. N 1. С. 25.

Данная точка зрения представляется несколько сомнительной, поскольку норма вышеуказанной статьи не является препятствием для принятия заявления об отмене третейского решения к своему производству. Следует сказать, что к процедуре принятия такого заявления применима норма ч. 2 ст. 127 АПК РФ, которая обязывает суд принять к производству исковое заявление, в случае соблюдения всех формальных требований, предъявляемых к такому заявлению. Но в ситуации, когда суд после принятия заявления об отмене третейского решения установит, что согласно арбитражному соглашению решение третейского суда не подлежит оспариванию, то арбитражный суд не должен устанавливать наличие или отсутствие оснований к отмене третейского решения, он просто должен отказать в удовлетворении заявления об отмене третейского решения. То есть в описываемом случае есть процессуальное право на иск, но отсутствует материальное право на иск. Нормы ст. 31 и ст. 230 АПК РФ только лишь определяют подведомственность споров об отмене решений третейских судов, т.е. какие из споров об отмене третейских решений полномочны рассматривать арбитражные суды, эти нормы должны рассматриваться вместе с соответствующими нормами ГПК РФ о подведомственности, они приняты во исполнение ч. 3 ст. 22 ГПК РФ.

Стороны, передавая дело на разрешение третейского суда, выражают в третейской записи свое доверие к третейскому суду, устанавливая в записи, что будущее третейское решение не может быть отменено, стороны еще в большей степени доверяются третейскому суду, так как исключают дополнительную возможность контроля со стороны государственного суда за деятельностью суда третейского.

Отмена решения третейского суда компетентным государственным судом не влечет автоматического направления дела в третейский суд для нового рассмотрения. В этом случае новое третейское разбирательство возможно на основании нового обращения заинтересованной стороны в третейский суд. Такое обращение возможно на основании третейского соглашения, которое связывает стороны.

В то же время отмена решения третейского суда аннулирует такое решение. Одно из правовых последствий отмены решения третейского суда заключается в том, что заинтересованная сторона не вправе обращаться в компетентный государственный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Следует добавить, что обе стороны вправе вновь обратиться в третейский суд в соответствии с третейским соглашением с требованием о разрешении спора. Однако из этого правила имеются исключения, которые сводятся к тому, что заинтересованное лицо не вправе инициировать процедуру третейского разбирательства, если третейское соглашение является недействительным и это установлено решением компетентного государственного суда, а также если решение третейского суда принято по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающим под его условия, и это установлено решением компетентного государственного суда, кроме того, если спор не подлежит дальнейшему рассмотрению в третейском суде и это констатировано решением компетентного государственного суда.

После нового обращения заинтересованного лица в третейский суд третейское разбирательство начинается заново.

Закон "О третейских судах" не регламентирует вопрос о том, в каком составе должно рассматриваться дело после его повторного возобновления. Этот вопрос не был урегулирован и во Временном положении о третейском суде для разрешения экономических споров, что было поводом для обсуждения данной проблемы в юридической литературе. Представляется, что повторное возобновление дела в третейском суде, после того как первоначальное решение было отменено арбитражным судом, не является препятствием к тому, чтобы дело в третейском суде было рассмотрено в том же составе. Но, конечно, это может быть сделано только при соответствующем волеизъявлении сторон, участвующих в третейском разбирательстве.

Представляется очевидным, что деятельность органов судебной власти в области оспаривания решений третейских судов способствует защите прав и интересов субъектов предпринимательской деятельности. Иногда имеют место третейские решения, принятые вне рамок установленной законодательством и регламентами процедуры. Государственный суд, таким образом, служит гарантией от нарушения установленной законодательством и регламентами конкретных третейских судов процедуры третейского разбирательства споров.

Читайте еще по этой теме:

Автор: В.А. Гавриленко

1

Оставить комментарий